Книжная полка

Предлагаем ознакомиться с новинками чтения

 

 

Сана Валиулина «Не боюсь синей бороды»: Роман. — М.: АСТ, 2017.

Роман о поколении, выросшем в эпоху застоя, позиционируется как социальный, хотя на самом деле  является ностальгическим. Мама говорит: « Мы не бедные, мы интеллигентные. У нас другие ценности, и мы не хлебом единым». Ой, замечталась, нежно — голубая, а кто огурцы солить будет?» — смеется капитанша Эрика. Плотная, почти квадратная фигура («изгибы – это все для городских, что на каблуках колышутся и хвостом виляют, русалок из себя строят»), узковатый эстонский прищур, а на голове платок, чтобы не продуло – из бани идет. У нее  добротный дом, с верандой, погребом и курами – прямо на берегу Балтики. Здесь снимают комнаты российские дачники. Не «москвичи» — те на « богатой» улице живут, « где сосны и яблони величественные», « ноготки и ромашки на клумбах», « камины с камбалой» и дети беловолосые в розовых брюках клеш на траве в кукол играют, а куклы не простые, а тоже американские и надменные». А все потому, что у столичных жителей всегда с собой консервы дефицитные, икра чёрная, а с провинциалов взять нечего. Воспоминания  о каникулах в акварельном поселке Руха ведутся от лица девочки — подростка. Первого приезда она не помнит, была маленькая , «только что то соленое и пустота вокруг». Действительность материализуется неспешно: контуры песчаного берега с соснами и валунами, запах радужной форели, лица и голоса. Колоритные зарисовки скоро сменятся картинами другого рода. На авансцену выйдут фашиствующие молодчики, начнутся беспорядки, драки, улицу огласят злобные выкрики, на смену размеренному укладу советской Прибалтики придет дикий капитализм. Развязка, казалось бы, очевидна. Но автор рушит все законы жанра, возвращая к началу романа: и снова цветут яблони и ноготки, а мама беседует с капитаншей о духовном выборе и соленых огурцах.